АВФ-20

К третьим планерным соревнованиям А.С. Яковлев спроектировал усовершенствованный тренировочный планер АВФ-20, отличавшийся от АВФ-10 улучшенными обводами. Почти все расчеты и чертежи были сделаны самим Яковлевым.
Планер построили в 1925 году в мастерских Академии Воздушного Флота при содействии мотористов летного отряда Академии.

В сентябре 1925 года в Коктебеле состоялись третьи Всесоюзные планерные состязания. Всего прибыло 47 планеров, включая 7 немецких. Из них 22 рекордных, 5 тренировочных, 11 учебных и 9 экспериментальных.
Одноместный АВФ-20 относился к самой немногочисленной категории тренировочных машин и, соответственно, имел на киле букву "Т". На руле высоты стоял стартовый номер "2".

Об особенностях АВФ-20 говорит следующая записка А. С. Яковлева, датированная 1925 годом.

«В жюри конкурса планеров.
Планер АВФ-20, который я представляю на конкурс, в аэродинамическом отношении ничем не отличается от прошлогоднего моего планера АВФ-10. Так как по отзывам летчиков, АВФ-10 по управляемости, устойчивости и полетным качествам в переделке не нуждается, я решил изменить в нем некоторые нерациональные детали и конструкции.
Основные конструктивные изменения следующие:

Вышеозначенные изменения значительно упростят сборку и при надлежащем выполнении дадут уверенность летчику, что планер не рассыпется в воздухе.
Аэродинамического расчета не представляю, так как полеты, совершенные на планере АВФ-10 доказывают его хорошие качества лучше всякого расчета.
Планер предназначен для тренировочных и учебных полетов. Перегрузочные коэффициенты при расчете на прочность взяты как для тренировочного планера.
А. Яковлев».

16.09.1925 года планер вторым был выпущен в воздух. Для испытаний АВФ-20 Яковлеву предоставили молодого военного летчика - Павла Яковлевича Федрови.

Вот как об этом вспоминал сам А.С. Яковлев:

"В 1925 году, на планерных состязаниях в Коктебеле, мне представили сухощавого черноволосого молодого человека в форме военного летчика.
- Вот летчик для испытаний вашего планера, Павел Яковлевич Федрови, познакомьтесь.
Молодость летчика, назначенного на мой планер, меня несколько смутила.
По сравнению с мастерами летного дела того времени, такими, как Арцеулов, Юнгмейстер, Кудрин и другие, Федрови выглядел недостаточно солидно. Да и в общении с ним другие летчики держали себя покровительственно, как с юношей, обращаясь к нему не по имени-отчеству, а просто Паша. А некоторые называли его даже Пашка-цыган, за смуглость. Но ничего не поделаешь, раз назначен, мне, как конструктору, нужно было познакомить его с планером и договориться насчет полетов.
Наконец все необходимые разговоры и приготовления были закончены. И все же меня мучили сомнения насчет Пашиной квалификации. Уже перед самым полетом я спросил его, на каких самолетах он летает. На это он, не задумываясь, лихо ответил:
- Как на каких?! На всех. Кроме заграничных, конечно, - добавил он.
Лучше бы мне и не задавать ему этого вопроса. Его ответ необыкновенно взволновал меня. Ведь в то время, в 1925 году, у нас еще не было своих отечественных конструкций самолетов и наши летчики в основном летали на заграничном трофейном старье.
Но делать было нечего. Планер стоял на старте. Команда растягивала амортизаторы, а Федрови привязывался ремнями к сиденью.
- Готово, давай! - крикнул Паша.
Амортизатор натягивался все больше и больше, стартер взмахнул флажком, планер покатился, плавно отделился от земли, пролетел некоторое время, вдруг завилял хвостом, накренился, стукнулся правой стороной шасси о землю, чиркнул крылом, круто развернулся и оказался на брюхе, со сломанным шасси.
- Так я и знал! - крикнул я в отчаянии, подбегая к распластавшемуся на земле планеру и готовый избить незадачливого летчика-испытателя.
- Какой вы летчик? Вы, товарищ, подлец, а не летчик! - не выдержал я чуть не плача.
- Всяко бывает, - сказал Паша. - Ничего, не волнуйтесь, чините шасси, попробуем еще разок.
Шасси мы, правда, быстро починили. Потом на планере разными летчиками было совершено много удачных полетов, но Паше, понятно, летать на нем уже не пришлось".

АВФ-20 показал хорошие летные качества уже в первые дни и пользовался большим успехом у летчиков. Он выполнил немало полетов и парил при небольшом ветре.
03.10.1925 года на АВФ-20 испытывался "прибор, указывающий угол атаки крыла и крены".

По окончании соревнований Яковлев был отмечен денежным призом и грамотой Авиахима "За лучшую конструкцию тренировочного планера".
В грамоте отмечалось:
"Союз Авиахим СССР, стремясь путем воздушного спорта привлечь широкие массы трудящихся к делу строительства Красного Воздушного Флота организовал осенью 1925 года III-и Всесоюзные Планерные состязания. Ваше участие в этих состязаниях содействовало их успеху и высокому подъему уровня общественных и технических достижений советского планеризма.
Награждая Вас настоящей грамотой и призом за лучшую конструкцию тренировочного планера Президиум Союза Авиахим СССР приносит Вам искреннюю благодарность за Вашу плодотворную работу и просит продолжать ее в будущем. Председатель бюро Президиума Союза Авиахим СССР И.С. Уншлихт."

История АВФ-20 получила продолжение на IV Всесоюзных планерных состязаниях 1927 года, где он, не участвуя в основных соревнованиях, активно использовался как тренировочный.
На нем был выполнен 41 полет.
По воспоминаниям П.В. Флерова, на нем летали сначала С.А. Корзинщиков (будущий летчик-испытатель) и Е.С. Птухин (будущий Герой Советского Союза, воевавший в Испании).
Затем АВФ-20 передали тренировочной группе, в которую входил С.П. Королев, заместитель директора планерной школы. Сам Королев на АВФ-20 не летал, а летали на нем А.А. Сеньков, В.М. Ефимов, П.В. Флеров.
В одном из полетов АВФ-20 пилотируемый Флёровым был разбит при посадке.
После восстановительного ремонта была изменена носовая часть, получившая более вытянутую форму.

Построен в одном экземпляре.

Фотогалерея

В мастерских Академии Воздушного Флота. 1925 год
III Всесоюзные планерные состязания. Сентябрь 1925 года
IV Всесоюзные планерные состязания. Коктебель. Сентябрь 1927 года

Окраска: фaнерные и полотняные поверхности не окрашены, а пропитаны эмалитом.
Киль, носовая часть и надпись на борту красные (предположительно).
Номер на руле направления и код черные (предположительно).

Первоначальный вариант.

После аварии и восстановительного ремонта.

Возврат на главную страницу "Планеры"